nevesta_clico: (Default)
Все-таки вредно долго не видеться с друзьями. Они потом вдруг появляются и внезапно рассказывают про выхухоль.
Люся зашла в гости, рассказала грустное. Все дело было в канарейке.
И ведь нашла, нашла она себе такого же зверолюбивого сумасшедшего! Он, именем Дмитрий, зашел однажды к ней знакомиться с родителями. И познакомился с попугаем Арчибальдом. Едва взглянув на попугая, Дмитрий осознал, что всю жизнь мечтал о канарейке.
Люся, считающая, что такого рода устремления в любимом достойны всяческого поощрения, решила непременно подарить Дмитрию на день рождения канарейку.
Вообще, в Ростове удивительные зоомагазины. В них можно купить игуану, анаконду, тарантула, породистого таракана… а буржуазную канарейку – нельзя. Канарейки – это немодно, считают владельцы зоомагазинов. А на рынках зимой с канарейками тоже не так чтоб изобилие, потому что зверь она неморозоустойчивый. 
Люся обегала весь город. Потом стала искать канарейку по объявлениям.
На сайте объявлений звери подразделялись на кошек, собак, хомяков, рыб, птиц и «других животных». Вот другие животные сразу притянули взгляд, потому что интересно же.
Оказалось, «другие» - это лошади, овцы, белки, опять же игуаны, анаконды, тараканы… выхухоль. Объявление выглядело примерно так: «Выхухоль. Детеныши 1,5 месяца, все прививки, хорошая родословная». И цена совсем небольшая.
Люся на выхухоль немедленно возбудилась, стала рассказывать Дмитрию о преимуществах выхухоли перед канарейкой. Просыпаешься ты, допустим, утром, а у тебя – выхухоль. Ходит, живая дурацкая штуковина с носом. И мех у нее. И вообще. Выхухоль же!
И Дмитрий тоже идее обрадовался, мы ее, говорит, выхухоль, тараканами кормить станем, хорошо будет! И стоит, опять же, недорого.
В общем, стала Люся звонить выхухолезаводчику. Позвонила и вежливо так говорит: «Здравствуйте! Мне хотелось бы выхухоль!». А из трубки сразу стали ругаться, очень невежливо и даже не вполне цензурно. Люся хотела было обидеться и бросить трубку, но потом подумала: ну где еще я найду себе выхухоль? И потом, откуда мне знать, может, у них, у выхухолеводов, работа нервная? Что я знаю, в конце концов, о выхухолях? Возможно, у них тонкая душевная организация, капризы и перепады настроения? И потом, кто знает, как ведут себя выхухоли, например, в брачный период? А принимать роды у самки выхухоля? Ведь это, может быть, врагу не пожелаешь! Бедный, бедный выхухолевладелец, пожалела она и сказала ласково: «Ну что вы! Не надо так нервничать!»
Выхухолевод забулькал и замолчал. А потом извинился. И сказал со страданием в голосе: «Послушайте. Ну вот, допустим, вы. Я же слышу, вы взрослый, здравомыслящий человек. Вот объясните мне. Ну какая, на хрен, выхухоль с родословной??!!»
«Никакой?...» - печально догадалась Люся, уже понимая, что выхухоли не будет. А она так ярко себе представляла выхухоль в интерьере гостиной.
Оказалось, того человека добрые люди разыграли. Дали объявление с его номером телефона. И с тех пор ему стали звонить удивительные люди в романтических настроениях. А он полный профан в выхухолеводстве.
Потом Люся все-таки нашла канарейку. Правда, она оказалась зеленая и вдобавок Федор. Федор не дорожит своей жизнью и здоровьем, он просыпается в семь утра и запевает арии. Ревнует к магнитофону, особо не одобряет почему-то БГ с его флейтами.
А Люся возмечтала теперь о сахарной белке. «Сахарная белка – она такая!» – говорит Люся и закатывает глаза. «Я не понимаю, как дальше жить без сахарной белки…» У сахарной белки есть огромное перед выхухолью преимущество – она стоит дорого, а потому не позволит романтическим иллюзиям быть столь скоро развенчанными.
nevesta_clico: (Default)
Напекла своим теткам эклеров. Они слопали все эклеры и сказали: «Ну а теперь давай жрать!». Со вздохом пошла варить макароны. Потом они знакомились с моей новой кошкой. Сестра сказала радостно: «Ой, какое страшилище! Я аж почти влюбилась!». Мама сказала: «Эммммм. Интересная кошечка…». И только Любовь Петровна сразу все про Тишу правильно поняла. Она сказала: «Киса – маленькая. Ее надо поймать…». Еще потом она говорила: «Нет. Эта черепаха у вас – скучная. Лучше пошли ловить кису». 

Любовь Петровна – человек зрелый, основательный. Ей почти три года. Она всегда точно знает, чего хочет. Она говорит, например: «Мне нужна твоя помощь. Киса далеко, под диваном. Достань». И смотрит в глаза, настойчиво и твердо, и снова говорит: «Мне нужна твоя помощь». И вот я разрываюсь между любимыми существами. Потому что, с одной стороны, Люба очень хочет кису немедленно, она без нее несчастна. А с другой стороны, Тиша все еще некоторым образом мне дорога. Ну в общем, мне хотелось бы, чтоб она выжила. Причем Тиша тоже как-то сразу все про Любу поняла, догадалась как-то, что маленькие человеки – это очень страшно, и всю дорогу светила глазами из недосягаемой поддиванной дали. Бася бросилась на амбразуру, была оттаскана за хвост и за уши. Любовь Петровна осталась неудовлетворена, уезжала в отчаянии. Но напоследок все же заглянула под диван, сказала: «Ну, ты, киса, не расстраивайся. Мы еще завтра приедем». Тиша пока в полуобмороке. Думаю, ждет. 

Крол

Sep. 30th, 2010 12:17 am
nevesta_clico: (Default)
А еще однажды у Люси был кролик. Она очень хотела кролика, ну очень. Карликового. И ей подарили такого карликового кролика. Только кролику забыли сказать, что он карликовый. Он не знал и немножко вырос. Получился здоровенный такой прожорливый крол размером с подушку. Люся с бабушкой круглосуточно осатанело скупали в окрестных магазинах морковку, капусту и что там еще кролам полагается, но он все равно всегда был неудовлетворен. Потому что больше всего на свете он любил не морковку и не капусту, а мелованную бумагу формата А-4. Впрочем, обычная бумага для принтера на его вкус тоже была ничего. На крайний случай сойдет даже газета. Бумагу он измельчал зубами в мельчайшую труху, вроде офисного уничтожителя для документов, не знаю, как эта машинка правильно называется. Но наверняка в каждой такой машинке сидит здоровенный крол и наслаждается жизнью.  По вечерам к нему приходят техники, якобы чтобы проверить механизм, а на самом деле – выкупать и погладить крола, чтобы он не чувствовал себя одиноким…

Так вот, Люсин крол всем иным бумагам предпочитал документы – и чем важнее, тем вкуснее. Еще он любил лакированное дерево. И нелакированное. Очень быстро в квартире Люсиной бабушки сидеть стало не на чем, потому что крол сожрал ножки всех стульев. Ножки диванов и столов, впрочем, тоже, так что получился японский интерьер – все сидят на полу на циновках и с ненавистью смотрят на крола.

А потом однажды пришел в гости благодетель – один знакомый, у которого было двое детей и который очень любил животных. «Ой, - умиленно сказал он, - зайчик». «Угу, - угрюмо сказала Люся. – Зайчег». И тут выяснилось, что дочки давно просили того человека завести зайчика. А маленького завести он не решался, потому что дочки тоже маленькие, и мало ли что. Вдруг наступят, например. А эта прожорливая подушка показалась ему в самый раз. И он стал слезно выпрашивать зайчика. И пообещал, что смастерит ему самую лучшую деревянную клетку. «Ухаха!» - сказала добрая Люся и стала принимать ставки на тему «Сколько времени понадобится кролу на пожирание деревянной клетки».

С тех пор крол, говорят, живет счастливо. Дочки того человека всегда вовремя дают ему пожевать чего-нибудь вкусненького – ну там, папин договор или мамин загранпаспорт. А японский интерьер многим даже нравится. В конце концов это стильно. 

nevesta_clico: (Тиша)

Их глаза говорят: "А зато мы поймали мышь. Не ругайте нас, у нас инстинкты. А правда, правда, мы молодцы?"
И как их ругать? Мышь все-таки.
А горшочков все же жалко, хорошие были горшочки. Такие глиняные, для жаркого и чанахи. В ближайшее время чанахи отменяется.
  Они у меня очень, очень полезные в хозяйстве животные.

nevesta_clico: (Default)

Вот я опять о животных. Потому что спать хочется, блин, а эта лошоть, по недоразумению названная кошкой Тихоней, опять все утро скакала и топотала когтями по полу…

Вот помню, в детстве у меня так ежик топотал. У ежиков – у них на лапах такие специальные кожистые – копытца не копытца, но по деревянному полу топочут знатно. А еще ежики – они, сцуко, ночные животные…
У нас тогда в саду расплодились змеи. Некрупные такие, оранжевые и, как говорили, ядовитые. Соседка Наталья – коренастая кряжистая баба, она говорила «Сирожа» и «Марына», и «г» у нее было такое характерное, южнорусское, фрикативное – расправлялась со змеями одним молниеносным движением тяпки и говорила «Та шо там той зьмиюки!». Я ее тогда страшно за тех «зьмиюк» уважала. Но мы-то были горожане, змей видели в основном по телевизору в передаче «В мире животных» и боялись их до судорог. И папа как-то сказал: «Надо бы ежика завести». Ежики – они, говорят, змей едят. А папины слова услышал его младший брат, мой дядя Валера. Дядя Валера – он послушный младший брат. И он в тот же день притащил нам откуда-то ежика.

Ежик был огромен и дик. Мы умилились, назвали ежика Гришей, налили ему в миску молока. Гриша в ответ на всех нашипел и ушел жить под шкаф в моей комнате.

По ночам он выходил из-под шкафа, с адским топотом бродил под моей кроватью и вообще всячески вел ночную жизнь.

Потом Гриша стал красть вещи. В основном нижнее белье.

Гриша был ежик-клептоман. И фетишист, да.

Крал он всегда все черное почему-то. Черные лифчики, черные трусики, черные носки. Потом украл мою черную юбку, черную майку сестры и черную папину рубашку.

Гриша еще был ежик-гот.

Потом он свил из черных вещей черное гнездо под моим шкафом. Напоследок украл еще красный лифчик, украсил им гнездо и счел на этом свой интерьер законченным. И родил троих ежат.

Тогда мы поняли, что Гриша был ежик-женщина.

Пришлось срочно переименовывать его в Груню. Все, в общем-то, закончилось благополучно. Когда ежата слегка подросли, Груня собрала чемодан, забрала на память красный лифчик, и ушла жить в сад вместе с детьми. Кстати, змей мы с тех пор в самом деле больше не видели, так что высшую миссию Груня с потомством таки выполнила. А мы, честно сказать, вздохнули с облегчением, потому что ночью снова можно стало спать.

С именами всегда у меня так. Сейчас, например, у нас живет черепаха. Ну вот как-то обсудили полувшутку с господином и повелителем, что неплохо бы в одном из наших садовых водоемов поселить черепаху. А на следующий день он встретил черепаху на мосту. Через территорию нашего дачного товарищества протекает один из рукавов некогда гордой судоходной реки Темерник, а ныне мелкой и грязной речки-вонючки. Милейшим нашим соседям по дачному товариществу речушка эта служит разом сточной канавой и свалкой мусора, а потому допустить, что кто-то в ней может жить по доброй воле, сложно. Черепаха, видимо, сбежала от кого-то и потянулась к воде. Но была схвачена на мосту и принесена в наш сад. Назвали черепаху Феофаной, потому что ну че, у черепахи-то все равно пол не определишь. Феофана оказалась исключительно свободолюбивой черепахой. Она в мгновение ока переплыла водоем из конца в конец, выбралась на сушу и побежала искать лучшей доли. Вот между прочим, все, кто употребляет выражение «тащиться, как черепаха», наверняка в реальности с черепахами не сталкивались. Ну, по крайней мере с Феофаной – совершенно точно. Она у нас высокоскоростная черепаха. Едва поймали. Потому что в Темерничке жить невозможно, а на улице ее вообще машина может переехать. А мы в ответе за тех, кого встретили на мосту.

Решили строить персональный черепашник. С озерцом и местом для выползания. Огражденный высокими камнями. Высокие камни Феофану остановили минут на десять. Оказалось, черепахи еще умеют лазать. Мы подняли стены. Оказалось, черепахи умеют лазать высоко… в общем, долго мы возводили вокруг нее Стоунхендж. Но дело не в этом. Сейчас-то она уже смирилась, не боится меня и, когда я подхожу, выжидательно тянет башку за рыбкой… а дело в том, что я стала в Интернете искать породы черепах. Нашла. Выяснила, что Феофана – не просто так черепаха, а Европейская Болотная (хоть и к болотам не имеет отношения). А еще – что пол у европейской болотной черепахи определяется очень легко. Оказалось, в глаза надо смотреть. А вовсе не туда, куда я думала… В глаза! Там душу видно, ага. Просто у девочек глаза желтые, с рисунком, а у мальчиков, наоборот, красноватые и без рисунка. Так вот, посмотрела я Феофане в глаза и поняла, что она – мужчина.

Было объявлено открытое голосование на имя для гордого черепаха, неутомимого борца за свободу. Рассматривались варианты Фидель Кастро, Полковник Аурелиано Буэндиа, Че Геварра и Граф Монте-Кристо. Че Геварра победил в конце концов с большим отрывом.

Эх. Ежики, черепахи – это еще что. Вот к Люське, например, однажды прилетела на балкон раненая летучая мышь. Люся умилилась, стала за мышью ухаживать. Ловила ей мух. Поднимала ее с пола, когда мышь падала, и заново цепляла лапами за бельевую веревку. Мышь поправилась, прижилась. А потом однажды Люсина бабушка захотела развесить на балконе белье и упала в обморок. А потом решительно сказала: или я, или мышь. Сказать откровенно, у Люси были серьезные сомнения. Но тут пришел Люсин папа, и он тоже был решителен. Он выбрал бабушку. Пришлось выпускать мышь на волю – долечиваться самостоятельно.

А еще есть Саша - младший брат моего господина У. Он, например, в детстве однажды встретил крота. И сразу понял, что крот – это то самое животное, которого так остро недостает в хозяйстве. Сашу потом все сотрудники местной поликлиники на всю жизнь запомнили. Потому что он был единственным в истории поликлиники пациентом с нетривиальным диагнозом – «укус крота в плечо». Просто кроты – они, в общем, не очень агрессивные животные. Они довольно редко кидаются и нападают на прохожих. И потом, кроты – они еще не очень прыгучие. До плеча они не часто допрыгивают…

А в другой раз Саша нашел на даче мышат. А осень, холодно, и мышата – они же наверняка замерзнут зимой. И добрый мальчик понял, что надо спасать мышат. В то же время ясно было, что родители наверняка не поймут его душевных порывов. Родители – они всегда очень злые и жестокие люди. Они не понимают, как важно для сохранения баланса во вселенной спасение отдельно взятого мышиного семейства. И он спас их втайне. Собрал в коробку и притащил в квартиру. В городском многоквартирном доме мышей не было сроду. Раньше. Но спасенные мышата выросли, ушли из коробки и стали жить своей жизнью.

И вот однажды мой У. – тогда еще, конечно, никакой не господин, а просто юный У. - сидел себе в ночи на кухне, читал впервые в жизни Толкина. И вот – драматичный момент, Перегрин Тук стырил Палантир, уволок в сторонку… и тут так: «шуррр» - за спиной. Оглянулся – никого. Мерещится. Ну и ладно. Тут Саурон, «Это не для тебя, Саруман!» - и снова: «шуррр». И никого. А потом – Пиппин в обмороке, Гэндальф суетится, и опять: «шуррр». Тут уж стало ясно, что что-то не так. Стал оглядываться внимательно, и видит: мышь. Висит на шторке, смотрит застенчиво. Она от людей зла не видела, знает, что люди – они добрые, они мышей спасают. У. попробовал мышь ловить, но она решила, что ну его нафик, и ушла. Тогда он пошел ловить брата. Взял так за шкирку и говорит: «Саша. Мышь?». А Саша и говорит: «Ну мышь». Потому что куда деваться. «Сколько?» - говорит У. «Две!» - с честными глазами говорит Саша. «Лови! Быстро, пока родители спят!» И Саша пошел ловить. Мыши ему доверяли, охота спорилась. После поимки двух мышей на шторе мелькнула еще одна. И Саша сказал: «Ну три». А потом четыре, пять… а потом проснулись родители, и, как всегда, конечно – сплошные гонения и непонимание, они сказали «Какая гадость» и «Выбрось немедленно».

Но Саша был добрый мальчик. Он не мог вот так просто выбросить мышей на улицу. Потому что там зима, снег, холодно, и для того ли он их спасал? И он вспомнил, что в соседнем подъезде жили сотрудники молокозавода. У них всегда были молоко, сыр и творог. А мышей не было. И наверняка им, молокозаводским, очень грустно и скучно жилось со всем этим их сыром и совершенно без мышей.
               И тогда Саша снова собрал мышей в коробку и отнес в соседний подъезд. "Пришла пора вам уходить в самостоятельную жизнь, - сказал он им. - Будьте счастливы! Плодитесь и размножайтесь", - засим он высыпал мышей из коробки и навеки сделал счастливым целый подъезд.

…Так вот, о любви к животным. Раздухарилась что-то моя Бася. Приволокла разом четверых котят. Страшное дело. Сначала все было хорошо, Снежка, Глазка, Драчун и Тихоня интеллигентно сидели в коробке и не особенно давали знать о своем существовании. А потом они подросли и стали заниматься спортом. С четырех до восьми утра у них – моцион: зарядка, разминка, пробежка… и когда они вчетвером скакали по дому, впечатление было такое, будто это не четыре маленьких котенка, а целый табун диких мустангов. И еще все время казалось, что их куда больше, чем четверо. Потому что в какую комнату ни зайдешь – обязательно там парочка котят висит на шторе, один скачет под потолком, один играет в футбол и еще один кидается под ноги. Выходишь в другую комнату – та же картина…
             А про кошку Тихоню несколько человек подряд сказали мне, что это самый страшненький котенок, которого они, видите ли, видели в жизни. Она совершенно невозможной пегой расцветки, в основном темно-серая, но в светло-серых, черных и рыжих разводах. И я страшно оскорбилась. Потому что Тиша – она ужасно смешная и вообще она прекрасна. Одна из самых красивых кошек на свете. И похожа на чертенка из мультика. И я решила ее оставить. Остальных раздала, а Тиху оставила, и теперь у меня две кошки.…

А Тиша, оставшись одна, сразу поняла, какая ответственность теперь лежит на ее хрупких пегих плечиках. Это ж теперь скакать надо за всех четверых разом! Чтоб у хозяев, не дай бог, пролежни не образовались от переизбытка ночного сна. И, надо сказать, она справляется. Табун мустангов по-прежнему с нами.

Часов до трех ночи у меня моя нормальная бессонница. С четырех до восьми у Тиши моцион – зарядка, разминка, пробежка… А после десяти спать уже невозможно, потому что жарко, душно, подушка становится мокрой и от вентилятора уже болит голова… так вот и спим – урывками…

А во дворе у нас еще чужая кошка окотилась, и сегодня этот подкидыш вопил с трех до четырех, пока я не встала и не отнесла ему сметаны.

Термометр в тени показывает 42 градуса. Мои кошки бодры и позитивны. Выспались, зарразы...

nevesta_clico: (Default)

Собственно, котов один человек. Просто мне нравится, как это звучит: коты. Ползает по коробке, пищит. Совершенно дурацкое существо. И хвост крючком.

Вот у всех кошки как кошки, а у меня – прынцесса тайская. Всякий, кто в детстве читал сказки, знает: основная отличительная черта принцесс – неразборчивость в связях. Вечно они замуж выходят за всяких садовников и дровосеков. А ведь предлагают им и королей, и принцев, и князьев с графьями в ассортименте, не говоря уже об олигархах и прочих всяческих мелких буржуа без счета. Нет же, подавай им непременно бродягу позапущеннее.

Бася была названа в честь великой египетской богини Баст. Хотя ведет себя периодически совсем не по-божески. По весне все больше, ага. Впервые басино сердце было разбито год назад. Он был, конечно, великолепен. приходил под окно и пел серенады. Всегда в одно и то же время. Однажды не пришел, мы прозвали его Германом (потому что ну полночь же близится) и вознадеялись. Но он, подлец, вернулся. Бася, конечно, страдала. Потому что, с одной стороны, девичья честь, и она не такая, и потом, этот жуткий мезальянс, и ах, оставьте... А с другой стороны, у него же чувства. Любовь у него. Настоящая. Вон как заливается. И Бася не устояла. А он оказался мерзавцем. Насытив свои грубые инстинкты, он ушел навсегда. И ни тебе алиментов, ни мороженого по выходным. Бася поплакала и вырастила Брюнхильду Германовну одна. Бруня у нас была эксклюзивная кошка в цветочек (нет, правда, - у нее на боку был рыжий цветочек с серой серединкой!).

А в этом году у нас под окнами собирался целый оркестр. Все пели о басиной неземной прелести и обещали жениться. И вот она уже готова забыть прошлое. Я ей говорю: "Бася. Их интересует твоя миска c кормом, а не ты. Они же снова поматросят и бросят". А она мне: "Нет, ну ты пойми, у них же чувства..." Теперь – вот. Ползает оно. Пол пока не определен, ибо в хозяйстве нет микроскопа, чтоб там чего разглядеть. Зовем пока Монморанси. До выяснения. Хотя рассматривались варианты "Каберне" и "Каланхоэ".

Подружка Люська говорит, что мы мелочимся. Говорит, пора переходить к масштабному производству. Люське легко так говорить. У нее есть кошка Дуся.

Кошка Дуся – это такой бесперебойный конвейер по производству новых котов. Во-первых, меньше шестерых котят за раз у нее еще не случалось. Во-вторых, делает она их непрерывно. То есть одну партию еще кормит, а следующую уже носит. Люся говорит, это от детской травмы. Кошку Дусю в детстве сильно обижали соседские коты. А потом она выросла и всем отомстила: от всех родила. Периодически Люся устраивает рекламные акции (Только сегодня! Берете одного кота и получаете двоих в подарок!).

Хотели было кошку Дусю стерилизовать. Но никак не могли улучить момент. Стерилизовать нельзя кошек в состоянии течки, беременности или лактации – а Дуся непрерывно пребывала в одном из этих состояний. Иногда в двух сразу. Тогда люсин папа, озверев от подавляющего преобладания в доме котов над людьми, стал кормить кошку Дусю волшебным напитком "Кот Баюн". От этого баюна Дуся стала ходить обдолбанная, периодически внезапно засыпала и вообще вела себя странно. А потом ветеринар сказал, что Дуся уже, в общем-то, пенсионерка, ее уже и стерилизовать-то нельзя, и наверняка она уже и сама на заслуженный отдых хочет и производственными вопросами не заинтересуется. Даже и без баюна. Люся не очень-то на эту замануху повелась, конечно... и правильно. Вот они давеча на полчасика всего очередной дозняк задержали, а кошка Дуся как очухалась, как обрадовалась, и убежала, счастливая... Теперь они, говорят, снова немножко беременны.

Так что Бася, в общем-то, еще достойная женщина. Хоть и прынцесса. Она за минимализм в вопросах деторождения.

А Монморанси смахивает на крючкохвостого крысенка – и оно прекрасно!

Вот он, плод мезальянса


А такая вот у нас была Брюнхильда                А это так... котокруглость

Profile

nevesta_clico: (Default)
Невеста Клико. Бесконечный лытдыбр

April 2013

S M T W T F S
 123456
78910 111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 12:33 am
Powered by Dreamwidth Studios